stomatologiya.png
РУССКИЕ ЖЕНЩИНЫ — ПЕРВЫЕ ЗУБНЫЕ ВРАЧИ

РУССКИЕ ЖЕНЩИНЫ — ПЕРВЫЕ ЗУБНЫЕ ВРАЧИ 

 

Подготовка зубных врачей в России начинается с 1770 г. В первом «Российском медицинском списке» 1809 г. значилось в России 2596 врачей, из них 18 зубных лекарей и дантистов. В 1826 г, специалистов в области зубоврачевания было 44, в 1840 г. — 80, в 1845 г. — 144, в 1853 г. — 164 человека. В 1910 году принята первая программа «испытания» на звание зубного лекаря, которых в последующем именовали дантистами.
               Подготовка дантистов осуществлялась частнопрактикующими врачами. Право на самостоятельную практику дантист получал после соответствующей сдачи экзаменов при Медико-хирургической академии или при медицинском факультете университета.
         «Может ли женщина быть врачом в России?» — вопрошал заголовок в газете «Петербургский вестник» в 1861 году, когда на страницах русской периодической печати и в правительстве велась полемика—допускать ли женщину изучать медицину? Поводом к широкому изучению явилось прошение харьковской домашней учительницы Л. Ожичиной. которая просила разрешения слушать лекции по медицине и получению диплома врача.
Результатом обсуждения этого вопроса явился новый университетский устав, утвержденный в 1863 г, который запретил женщинам даже переступать порог «храма науки». Однако до этого указа В. А. Кошеварова приказом военного министра была оставлена в Петербурге для слушания лекций в Медико-хирургической академии. В 1876 г. она защищает диссертацию на соискание ученой степени доктора медицины. «Харьковские губернские ведомости)» приводят историческую справку о первой женщине в России, допущенной к экзаменам на звание зубного врача (Дшохор, 1903).
В справке указано «Конференция Имперской медико-хирургичссмой академии вошла с ходатайством в 1828 г. к Министру внутренних дел о допущении к экзаменам на звание зубного врача варшавской уроженки Марии Назон, т. к. в законе не было никаких указаний на возможность или невозможность подобного случая» (Дшохор, 1903 г.). После успешной сдачи экзаменов М. Назон получила звание «зубной лекарки».
       19 марта 1829 года последовало указание, что все желающие женщины имеют право подвергаться испытанию на звание зубного врача в академии или университете. Таким образом, впервые узаконен допуск женщин к специальному образованию и врачебной практики. Этот период сыграл большую роль в истории развития отечественной стоматологии.
             Одной из первых зубных лекарок в России считают Юстину Гину,  которая имела диплом Виленского университета на свободную зубоврачебную практику в России. Разноречивы источники о первых женщинах зубоврачебной специальности. Так, в 1903 г. опубликована статья Е. П. Ланденберг из М. Радзшюв Волынской губернии «30-летний юбилей зубоврачебной деятельности первой дантистки Р. А. Александрович». В сообщении говорится, что 20 марта 1873 г. при Киевском университете Владимира выдержала испытание на звание дантиста с отличием Ревекка Александровна Александрович. Ректор университета профессор Г. Бунте при выдаче свидетельства в своей речи высказал искренние пожелания успехов женщинам на новом для них поприще. Автор статьи указывает, что сбылись добрые пожелания, а пример Р. А. Александрович вскоре нашел многих последователей. Р. А. Александрович жила и работала дантисткой в г. Кишиневе.
         По данным В. В. Кашин, М. О. Леви (1970) 28 марта 1814 г. Жозефина Сэрре (урожд. Терн) подала заявление в Дерптский университет с просьбой разрешить сдать экзамен на право ведения зубоврачебной деятельности в России. Ж. Сэрре обучалась в течение 16 лет в Берлине. Еще до приезда в Тарту она сдала экзамены при Краковском университете, получив диплом магистра дентиатрии.
         В Тартусском университете не нашлось соответствующего бланка диплома и ей выдали «аттестат привилегированной акушерки», Авторы считают, что Ж. Сэрре явилась первой женщиной, получившей звание зубного лекаря в России и оспаривают мнение М. С. Кац (1963), что ею была Мария Назон, которая сдала экзамены при Медико-хирургической академии в Петербурге только в 1829 г.
В этом же 1829 году звание «зубной лекарь» получила дочь Ж. Сэрре — Мария-Луиза Сэрре.
         Хотя в 1829 году женщинам было дано право заниматься зубоврачеванием, однако за последующие годы нет никаких данных о присвоении женщинам Прибалтики звания специалиста зубоврачевания. Только в 1875 году это звание получает Каролина Вальдман и Айна Клейн; в 1883 г. — Анна Флах, в 1885 — Ольга Шолтен. Начиная с 1888 г., Тартусский университет стал ежегодно выдавать женщинам дипломы дантиста. Однако официально женщинам было разрешено получать звание дантиста или зубного врача лишь с 1891 г. (В. В. Кашин, М. О. Леви, 1970).
        Женщины-врачи являются организаторами зубоврачебного образования. В 1881 г. вольно практикующимся зубным врачом Ф. И. Важинским открыта первая зубоврачебная школа в России, просуществовавшая десять лет. В 1892 г. Медицинским департаментом было предложено известной в то время зубному врачу Елене Францевне Вонгль открыть по новому уставу, с учетом современных требований зубоврачебную школу. В состав педагогического совета вошли лучшие профессора Военно-медицинской академии и Университета в Петербурге.
Зубоврачебная школа была открыта на базе лечебницы, открытой Е. Ф. Вонгль еще в 1886 г.
        К 1907 г. женщин зубных врачей в России было 1130 человек, т. е. треть всех зубных врачей. По-видимому, сюда вошли и врачи без специального образования, а получившие диплом после обучения у дантистов. По городам они распределялись следующим образом: в Петербурге — 148 женщин, в Москве — 139, в Варшаве — 89, в Киеве — 54, в Одессе — 39, в Вильно — 29, в Риге— 24, в Харькове — 23 и т. д. (Комадзинская. 1907 г.).
         Из отчета Е, Ф. Вонгль-Свидерской (1903) за 1902 г. в С.-Петербургской школе училось всего 140 учащихся. Из них женщин было 124, мужчин только 16 человек. Из 49 окончивших зубоврачебную школу мужчин было 9, а женщин 40 человек, причем две слушательницы — Иванова и Феге-динг окончили с отличием.
Из отчета видна требовательность к выпускникам. Так в этом же году семи учащимся не выданы дипломы, а назначены повторные экзамены.
Женщины занимаются организаторской и общественной деятельностью. В 1903 г. дантистка Е. Г. Фейгнна выступает в журнале «Одонтологическое обозрение» с обстоятельным сообщением «Некоторые данные о состоянии зубоврачевания в Россию». В статье приводятся статистические данные. На 1902 г. в России на 140 млн. населения приходилось 2231 зубных врачей и дантистов, или один врач на 627S2 человек. В Москве один врач приходился на 10 тыс. населения и только 2 врача на всю Московскую область. Эти показатели свидетельствуют о большой потребности в зубоврачебной помощи.
          Женщины принимали активное участие в работе одонтологических съездов России. На Первом Всероссийском съезде дантистов в Н. Новгороде (1896) из 79 делегатов было 3 женщины: Линбек Елена Станиславовна (Петербург), Языкова Зинаида Дмитриевна (Каримов), Быковская Зиновия Самойловна (Казань).
На III Всероссийском съезде в Харькове (1911) София Соломоновна Рабинович входила в оргкомитет и президиум съезда. Она выступала с приветственной речью, в которой отмечала значимость женщин в развитии зубоврачевания. С. С Рабинович была избрана председателем оргкомитета VII съезда, который предполагался в 1914 году в г. Петербурге. Русские женщины зубные врачи принимали участие и в международных конгрессах и съездах. На XIV Международном медицинском конгрессе 23—30 апреля 1903 г. в Мадриде участвовала в работе секции стоматологии и одонтологии единственная представительница России зубной врач Комадзинская (Вонгль-Свидерская). Выступая на французском языке, она сказала, что уполномочена от первого общества зубных врачей в России, существующего четверть столетня, и от имени своих коллег приветствовать конгресс. Она отметила, что в Петрограде работают над организацией национальной федерации зубных врачей и уверена, что задачу, которую это общество поставило, выполнит. В заключение Комадзинская сказала: «Сожалею, что кроме меня нет другого представителя из России. Мое присутствие здесь объясняется тем, что Россия, вероятно, единственная страна, в которой женщинам эта область доступна в широком размере» (С, Комадзинская, 1903),